- Понимаю. Но я…   В общем, мне показалось, будто я ждал эту девчонку всю жизнь. Увы, я ошибся.

      -  Ты избрал неверную тактику.

      -  А как бы на моем месте поступил ты?

      Лев не мигая смотрел на дорогу. Похоже, он усиленно соображал.

      - Во-первых, я никогда не окажусь на твоем месте. Во-вторых, не в моих привычках рисковать будущим ради сопливой девчонки. Даже если у нее такая роскошная…

      Он грязно выругался.

      -  И все-таки?

      -  Я бы во всем признался шефу. И попросил бы у него совета.

      Я присвистнул. И тут же больно прикусил губу.

      Он покосился на меня не совсем дружелюбно.

      -  Помнишь Светку Брянцеву?

      Еще бы мне ее не помнить. Я обхаживал ее целый семестр. Она уже была готова лечь в мою постель, когда Лев увел ее, что называется, у меня из-под носа.

      -  До сих пор не могу понять, почему вы расстались?

      -  На нее положил глаз Витька Харченко. Разве ты про это не знал?

      Витька был комсоргом нашего факультета. С Витькой считались даже преподаватели.

      -  Не знал. Если б и знал, все равно не понял бы тебя.

      - Разумеется. Советую подумать над этим самым серьезным образом.

      -  Мы едем в «Лесную розу»? – внезапно осенило меня.

      Лев даже не удосужился мне кивнуть.

      -  Она там?

      На этот раз он все-таки кивнул.

      -  Она нас ждет.

      -  Меня тоже?

      -  А почему бы и нет?

      Лев глянул на меня с удивлением и укоризненно.

      -  Но… Собственно говоря, я был уверен, что между нами все кончено.

      - Ты ошибаешься – все только начинается. Кстати, как здоровье твоей матери?

      -  В порядке. Уже передвигается по квартире.

      В мое отсутствие мать сломала ногу.

      -  Надеюсь, через месяц ей снимут гипс.

      -  Да. А почему ты вдруг вспомнил о ней?

      -  Каждая мать должна присутствовать на свадьбе собственного сына. Моя мать ради такого дела, если ты помнишь, даже отложила отдых  в Испании.

      -  Хочешь сказать, что собираешь меня женить? На Полине, что ли?

      - Дошло, наконец. – Он рассмеялся и похлопал меня по спине. – Здорово я придумал, а?

      -  Она не согласится. Она меня ненавидит.

      -  Ошибаешься. Она хлопала в ладоши, когда я сказал ей об этом.

      -  Ты не Лев, а настоящий удав.

      -  Ну, ну, это уж слишком.

      -  Считаешь нас куклами или оловянными солдатиками.

      -  Разве это плохо?

      -  Хорошо. Но старые игрушки надоедают.

      - Я консерватор по натуре. Да и менять шило на мыло – занятие бесполезное.

      -  Если бы можно было начать сначала…

      Это вырвалось у меня криком души.

      -  Хватит хандрить. Все обернулось к лучшему.

      Мы въехали на территорию «Лесной розы». День в день пять месяцев назад я впервые ступил на эту землю. С тех пор здесь мало что изменилось. Ну да, завяли розы, пожухла трава. Сосны остались такими же торжественными и неприступными. Я невольно позавидовал их постоянству.

      - Люблю вечнозеленую растительность. – Лев подрулил к подножью лестницы, по которой уже спускались два лакея. – Я распорядился выкорчевать розы и посадить тую. Надеюсь, ты не против?

      -  Мне-то что? Заказываешь музыку ты.

      Он окинул меня своим взглядом «на прочность». Как ни странно, я его с честью выдержал.

      -  Но именно тебе придется следить, чтобы все играли строго по нотам.

      Полина выглядела чудесно. Ей очень шел жакет из сурка, который она купила во Франкфурте. Она перекрасилась в платиновую блондинку и сменила цвет помады на более спокойный.

      -  Я тебе нравлюсь? – спросила она, когда Лев куда-то отлучился.

      -  Нет.

      - Почему? – Она удивилась искренним образом. – Все считают, я очень похорошела.

      -  У меня плохой вкус.

      -  Неправда. У тебя замечательный вкус.

      Она хотела сказать что-то еще, но на веранду вышел Лев.

      - Вызывают на совещание. – У него был озабоченный вид. – Нет, ты остаешься, - велел он, увидев, что я приготовился встать. – Вот тебе ключ от сейфа. Звонить мне будешь по номеру два семь один и дальше прежние цифры. Проводи меня к воротам.

      Когда мы шли по дорожке, он сказал, глядя себе под ноги:

      - Мариша в курсе, что ты женишься. Я сказал, девчонка совсем молоденькая, и ты ничего толком про нее не знаешь.

      -  Это так и есть.

      -  Мариша велела передать тебе привет.

      -  Спасибо.

      -  Она ни о чем не догадывается. – Лев многозначительно хмыкнул. – Или прикидывается. Но это ее дело.

      -  Понял.

      - Бабы не должны знать о нас всю подноготную. Хочешь что-то спросить?

      Он замедлил шаги и повернул голову в мою сторону.

      -  Пожалуй, да. Как мне вести себя с Полиной?

      - Умора.  Как мужчина с женщиной, как же еще? Черт возьми, да трахни ее, наконец –  баба уже почти две недели без мужика.

      -  А ты?

      - А мне зачем? У меня избирательная кампания началась. Да и у этих проклятых капиталистов столько всяких болезней. Многие, я слышал, не сразу дают о себе знать. Мне сейчас ни к чему рисковать.

      -  А если у меня ничего не получится?

      - Тоже не беда. Солдатики отдерут, если ей приспичит. Или кто-нибудь из охраны. Я, как ты заметил, сделал теткам под зад коленкой.

      -  Но если она станет моей женой…  Я не хочу, чтобы моя жена…

     -  Любишь кататься, люби и саночки возить. Кстати, с сегодняшнего дня ты мой референт по международным вопросам. На пресс-секретаря, как мне сказали, ты не потянешь – не тот авторитет. Хотя со временем все может быть. – Усаживаясь в машину, он сказал: - До свадьбы вам придется спать в разных комнатах. Сам понимаешь – ты теперь официальное лицо. Полину переселили в твое крыло, предпоследняя дверь направо. Камеры на ночь отключают.

      Я стоял в воротах и смотрел вслед быстро удалявшейся машине. Потом медленно поплелся к лестнице. Я одолел последнюю ступеньку, когда запел мой мобильник.

      -  Забыл сообщить самое главное. – Лев громко сопел в трубку. – Ты меня хорошо слышишь?

      -  Да.

      -  Думаю, тебе следует знать, что ты скоро станешь отцом.

      -  Но…

      -  Она уверена, что это твой ребенок.

      - Может…  -  Я вовремя спохватился и прикусил язык. – Может, это еще не точно?

      В трубке раздался довольный смех.

      -  Куда уж точней. Я знал, что ты обрадуешься.

     

    

     

 

 

 

 

     

 

 

  

  

 

 

 

 

 

 На нашем сайте Вы узнаете много нового. Там фото животных, донской природы, а также информация о писателе Анатолии Калинине, создавшем бессмертный образ цыгана БУДУЛАЯ. Мы Вас ждем!!! Перейдите по нижней ссылке.